«СЕМАНТИЧЕСКИЙ КЛЮЧ» К ТЕСТУ ЗОНДИ

 Работая с тестом Зонди, я невольно обратил внимание на то, что целостность побудительной сферы человека, деклари­рованная в судьбоанализе, находит свое подтверждение и в семантически целостной структуре значений побудительных тенденций теста. Эта структура становится более зримой, если элементы побудительной сферы теста выстроить особым по­рядком.

В этом легко убедиться, взглянув на рисунок, представля­ющий собой «семантический ключ» к структуре побуждений теста Зонди*.

Идея семантического ключа к тесту Зонди возникла бла­годаря назойливому желанию дать емкое представление о по­будительной сфере человека в судьбоанализе – структуре од­новременно и сложной, и простой.

Напомню, что она состоит из четырех побуждений, или век­торов (S, P, Sch и С), каждый из которых складывается из двух потребностей, или факторов («h» и «s», «e» и «hy», «k» и «р», «d» и «m»), которые, в свою очередь, пытаются реализовать свою, заложенную в гене, цель через позитивную или негатив­ную тенденции.

Противоречие между генной предрасположенностью и ак­туальной окружающей средой решается делением побудитель­ной сферы на переднеплановую и заднеплановую половины. Переднеплановые тенденции в побудительной сфере «работа­ют», заднеплановые – «выжидают» своего часа.

Когда ситуация становится экстремальной, нелегкой для переднеплановой тенденции, на сцену выходит заднеплановая тенденция, и личность ведет себя противоположным образом.

Выход тенденции на передний план может быть кратковре­менным или длительным. В зависимости от того, какие тен­денции выходят на передний план, а какие выжидают на зад­нем, в сфере побуждений складывается специфическая ситуа­ция, которую необходимо истолковать. Для этого необходимо знать психологию побудительных факторов и факторных тен­денций. А этому мешает то, что некоторые тенденции имеют очень похожие значения. Чтобы распутать этот клубок и увидеть все «действую­щие лица» побудительной сферы во всей их специфичности и квазиподобии, мы поставим их на сцене одновременно. Однако, каждый из них должен находиться на своём месте.

Получается своего рода арена, где место каждой тенден­ции, каждого фактора и каждого побуждения строго определе­но. «Семантический ключ» упорядочивает побудительную сферу в соответствии со специфическими значениями ее эле­ментов (см. рис. 1).

Основой «семантического ключа» является круг (внутрен­ний). Четырьмя секторами круга представлены четыре побуж­дения. Половина тенденций побуждения находится внутри кру­га, половина – вне. Для удобства поле вне круга ограничено наружной окруж­ностью. Если одна тенденция побуждения в круге «+», вторая «–». Точно так же и в рамках одного фактора: если тенденция, находящаяся в круге, «+», то тенденция вне круга «–», и на­оборот. Кроме знаковой упорядоченности, «семантический ключ» имеет и иные закономерности расположения тенденций.

Горизонтальная линия делит круг, а следовательно, и сфе­ру побуждений, на обращенный в окружающий мир «край» (векторы S и С, ниже линии) и правящее ядро личности – «сере­дину» (векторы Р и Sch, выше линии).

Внутри верхней половины круга находятся тенденции со­циально-позитивной цензуры, направляющей личность в сто­рону гуманизации (+е, –hy, –k, +p), вне круга – тенденции социа‑ льно-негативной цензуры,  возвращающие  личность  к  «жи­вотному» прошлому (–е, +hy, +k, –р).

Верхняя половина круга – зона Я и «Сверх-Я», в психо­аналитическом смысле, нижняя – зона «Оно».

Все тенденции внутри круга имеют женский (Moll) психо­сексуальный характер, вне круга – мужской (Dur). Деление тенденций на имеющие мужской и женский характер проведе­но на основе следующей аргументации.

 

 

  1. Теоретически мужчина может иметь огромное количество детей, возможно, от всех женщин, живущих вокруг него. Поэтому тенденция любить всех без исключения (h) отнесена к мужским. Женщина в любой момент может родить лишь от одного мужчины. Поэтому стремление к дуальному союзу с одним, единственным (+h) отнесено к женским тенденциям.
  2. Активная, садистическая тенденция обладать полностью и несмотря на сопротивление (+s) без колебаний была отнесена к мужским тенденциям. В отличие от нее, тенденция к ма-
    зохистической покорности, самоотречению (s) была определена в качестве женской.
  3. Тенденция к накоплению  злости,  ненависти,  зависти,  ревности,  желания  отомстить (е) также без особых колебаний была отнесена к мужским. Противоположная ей тенденция к доброте, богобоязненности, кротости и к возникновению чувства вины (+е) отнесена к женским тенденциям.
  4. Несмотря на то, что только женщины красят губы, уделяют большое внимание нарядам, снимаются обнаженными – тенденция к эксгибиционистскому выставлению себя напоказ (+hy) отнесена к мужским, поскольку она является их природной чертой. Вспомним петухов, павлинов и волнистых попугайчиков, демонстрирующих свою красоту, или оленей, котов, горилл (да и мальчиков-подростков), демонстрирующих свою силу перед экзаменующими их самками.

«Пришли девчонки, стоят в сторонке, платочки в руках те­ребят». Некоторые женщины Востока прячут свое лицо под чадрой. Тенденция к стыдливой неуверенности в собственной значимости, тенденция «прятаться в тень» (hy) была отне­сена на этом основании к женским тенденциям. Сказанное же вначале – это попытка каинистически недовольных своей судьбой женщин получить «необходимое» чуждым им мужским спо­собом.

  1. Самонадеянная всеядность, стремление иметь все, всему говорить «да», всему говорить «мое» тенденции «+k» заставляет отнести ее к мужским. Осторожность, самокритичность,
    сдержанность, готовность ответить «нет» тенденции «k» требует отнести ее к женским тенденциям.
  2. Тяга к возвышенному, к идеалам, стремление быть одновременно и тем, и другим, мечтательность более характерны для женщин. Поэтому лежащая в основе перечисленного тенденция «+р» отнесена к женским. Болезненные проявления этой тенденции у мужчин в виде графомании, мании величия или алкоголизма говорят скорее в пользу их женственности, чем мужского характера этой тенденции.

Наоборот, гиперподозрительность и поиск врага, предчув­ствие агрессии со стороны окружающих, стремление  к  всемо­гуществу  в иррациональном  мире тенденции к проекции «р» склоняют к тому, чтобы отнести ее к мужским тенденциям.

  1. Легко согласиться и с тем, что тенденция к постоянству (d) более характерна для женщины, хранительницы очага, умеющей с максимальной пользой использовать уже имеющи‑­
    еся объекты. Тенденция же искать новое, неизведанное (+d) в большей степени характерна для мужчин. Блудный сын естественнее блудной дочери.
  2. Тенденция быть принятой, связанной с кем-то (+m) отнесена к женским. Большинство из тех, кто, не выдержав одиночества, дает брачное объявление – женщины. Мужчины, же, наоборот, автономное существование считают приемлемым. Для них бросить все, освободиться от связей (m) – вполне естественный шаг. Поэтому тенденция «–m» относится к мужским.

Мои сомнения в правильности оценок мужского или женс­кого характера тенденций прошли своеобразный контроль. В «Патологии побуждений» Л. Зонди я нашел отсутствующий в «Учебнике экспериментальной диагностики побуждений» фак­торный Dur-Moll-метод и обнаружил, за исключением вектора Я, полное совпадение предложенного психосексуального характера тен­денций с имеющимся у Л. Зонди.

В векторе Я совпадение было частичным (см. таблицу).

 

Интересно, что, согласно данной оценке  психосексуального  характера тенденций, Каин (Р – +) является психологически выраженным мужчиной, а Авель (Р + –) – женщиной. А относи­тельно цензур можно сказать, что социально-позитивная цен­зура – это «вердикт женщины», а социально-негативная – «вер­дикт мужчины».

Вертикальная линия делит сферу побуждений на две поло­винки: левую, связывающую человека с его прошлым (побуждения S и Р) и правую, определяющую его будущее (побуждения С и Sch). Почему?

Побуждение к контакту С, определяя объекты удовлетво­рения потребностей из уже имеющихся или, находя новые, оп­ределяет будущие взаимодействия.

Сексуальное же побуждение S имеет своей конечной целью сохранить генетический опыт предыдущих поколений, возро­див предков в настоящем поколении, и восстановить «изначаль­ное» бисексуальное состояние (андрогина).

Побуждение Р представляет собой аффективно-эмоцио­нальную сторону управления человека, связанную с более архаичными суб­кортикальными структурами головного мозга – таламусом и гипоталамусом. Аффективное управление  человека филогенетически более древнее, общее с животными.

Побуждение Я – это новая структура, связанная с корой головного мозга. Оно управляет человеком, создавая образ ок­ружающей среды и желаемого будущего, идеальных целей, говоря «нет» или «да» своим побуждениям или требованиям среды. Я-управление не такое энергетически насыщенное, как аффективное, зато более дифференцированное.

Как же тогда, возникает вопрос, понимать совесть? Ее на­зывают «Сверх-Я», хотя она и относится к низшему, аффек­тивному управлению. А дело в том, что совесть – это способ­ность Я бороться с аффективным стремлением совершить грех, ставя ему «зеркало» и парализуя его его же энергией. Чем сильнее стремление совершить греховное деяние – тем сильнее «крик» совести. Примечательно, что стремление со­вершить грех исходит от Каина, а подавляется оно через уси­лие Авеля.

Две мужские или две женские тенденции, которыми сопри­касаются в «семантическом ключе» два соседних побуждения, условно названы нами «тенденциями-близнецами» за их уди­вительную, несмотря на принадлежность к разным векторам, смысловую схожесть.

Начиная с похожего, разберем принципиальное различие значений тенденций в парах.

Главное их различие заключается в том, что у них разные генетические пути достижения цели, что делает одну тенденцию в паре экстравертной, дру­гую – интровертной.

+s и е. Обе тенденции агрессивно-деструктивные. Но «+s» – это стремление овладеть внешним объектом, насилием сме­тая любое сопротивление, т.е. тенденция изменить внешний мир. Тенденция же «–е» – накопление каинистического раздражения и стремление очиститься припадоподобным образом от накопленной энер­гии, т.е. объект тенденции внутри. Поэтому тенденция «+s» – экстравертная, а «е» – интровертная.

 

s и +е. Общее этих тенденций – готовность ставить чужое выше своего, служить кому-то. Однако тенденция «­s» явля­ется интровертной, так как ее цель – подавить себя, насильно заставить себя подчиниться, пожертвовать собой. Тенденция же «+е» экстравертна, так как направляет нас делать добро другим людям, вызывает страх навредить им.

 

+hy и +k. Объединяет их стремление высоко ценить. Толь­ко «+hy» – это  стремление  высоко  ценить  себя,  предлагать  всем себя как ценность, т.е. экстравертная тенденция, а «+k»    – это тенденция, высоко ценя внешние объекты, интроецировать их, делая частью себя, т.е. интровертная тенденция.

 

hy и k. Обе – тенденции к негативной оценке. Только «hy» интровертна, поскольку, негативно оценивая себя, заставляет убраться подальше с чьих-то глаз, а «k» экстраверт­на, поскольку, оценивая низко внешние предложения, отвер­гает их, а интроецированные ранее – вытесняет.

 

р и +d. Обе – тенденции к поиску. Однако «+d» интровер­тна, так как является тенденцией достраивать свои внутренние потребности объектами их удовлетворения. Тенденция же «р» – это поиск врагов среди окружения, проек­ция себя на окружающих, а потому экстравертная.

+р и d. Объединяет две тенденции стремление к фанатич­ной приверженности. Однако у тенденции «d» объект привер­женности внешний: это мать, группа, нация, класс. Следова­тельно, тенденция «d» экстравертна. Тенденция же «+р» инт­ровертна, поскольку ее объектом являются собственные идеи и «слабости». В результате – графоманство или мания. Самая популярная – алкоголизм.

т и h. Объединяет эти тенденции отрицание конкретных связей, стремление к свободе и неопределенности. Интровертной в этой паре считается тенденция «h», поскольку ее задача – обесценить свою дуальную половину, и тем самым, освободить себя для новых связей с любым из объектов окружающего мира. Тенденция «m» является экстравертной, поскольку ее объектом являются ценные вещи мира, которые она обесцени­вает. В результате обесценивания сначала возникает гипоманиакальное чувство освобождения, а со временем оно сменя­ется депрессивным одиночеством.

+т и +h. Обе – тенденции к соединению, к союзу. Но «+h» – тенденция к дуальному союзу с внешним объектом. Поэто­му она экстравертна. Для тенденции же «+m» главное – быть принятым, присоединенным, частью целого. Акцент на внут­реннем состоянии, поэтому тенденция интровертна. Если стрем­ление быть принятым не удовлетворяется, личности угрожает невроз акцептации.

Поскольку тенденции «края» обращены в окружающий мир, их экстравертность имеет большее значение и при подсчете должна удваиваться. То же относится к интровертным тенден­циям «середины» как ядра личности. На рисунке «ключа» они выделены удвоенным кружочком.

Полученные тенденцией восклицательные знаки, как ука­затели количественного напряжения, приплюсовываются к со­ответствующей вертности, поскольку делают ее более выра­женной. (Когда мы говорим об интровертности или экстраверности тенденции, то имеем в виду приоритет внешнего или внутреннего, но никак не наличие одного при отсутствии дру­гого).

Несколько слов о генотропизме, и о том, почему тест рабо­тает. Суть гена в способности восстановить «свое», имевшее место ранее, состояние. Два человека, обладающие одинако­выми генами, стремятся к восстановлению одного и того же состояния. Общность цели делает их попутчиками и, возмож­но, соратниками. Не удивительно, если попутчики станут дру­зьями или супругами. (Сказанное относится лишь к случаям, когда гены стремятся восстановить состояние, но еще его не вос­становили).

Больной человек на портрете теста – не попутчик. Он уже «пришел» туда, куда ты стремишься (реакция «+»), или отку­да бежишь (реакция «–»). Сила твоего стремления определяет­ся количеством портретов одного и того же фактора, выбран­ных в качестве симпатичных или, соответственно, антипатич­ных.

 

Побудительной тенденцией в судьбоанализе называется стремление гена восстановить заложенное в нём прошлое состояние человека. Производимая человеком энергия расходится по его побудительным тенденциям, которые  направляют её на реализацию своих потребностей. Гены действуют опосредованно, через человека, действующего в окружающей его среде - природной и социальной. А окружающая среда может быть либо благоприятной, либо неблагоприятной для достижения генных целей. Следовательно, требовать от гена относительно меньших или больших энергетических затрат. В своём стремлении восстановить в настоящем состояние, имевшее место в прошлом, ген неминуемо встречает сопротивление среды. Эту проблему он может решить двумя путями: а) изменить среду, направить свою энергию на необходимое изменение среды (мужская тенденция); б) изменить себя, затратив энергию на изменение себя в сторону гармонизации со средой, соответствия ей (женская тенденция).

Кроме этого, энергия может тратиться либо успешно, выгодно для человека, либо безуспешно. На безуспешность стремлений человек реагирует либо резким увеличением количества энергии по этому стремлению, чтобы переломить ситуацию в свою пользу (количественное напряжение, отмечаемое в тесте восклицательными знаками), либо сменой характера побудительных тенденций - с мужского на женский, или наоборот. В критических случаях энергия направляется одновременно и на изменение среды, и на изменение себя. Вот здесь реакция становится уже «±», и энергия тратится.

Сопоставив экстра‑интровертность тенденций и их мужско‑женский тип, мы получим четыре типа побудительных тенденций.

 

Тип А. Мужская экстравертная тенденция (+s, +hy, –p, –m) – стремление сделать среду более совершенной, развитой, лучше, чем она есть.

Тип Б. Мужская интровертная тенденция (–h, –e, +k, +d) – стремление изменить окружающую среду  так, чтобы она стала для него более удобной.

Тип В. Женская экстравертная тенденция (+h, +e, –k, –d) – стремление к более адекватному соответствию требованиям окружающей среды.

Тип Г. Женская интровертная тенденция (–s, –hy, +p +m) – стремление стать совершенней, лучше, функциональней.

 

Первоначально я использовал представление побудитель­ной сферы в судьбоанализе с помощью «семантического клю­ча» к тесту Зонди исключительно в дидактических целях. Чуть позже я попытался воспользоваться им и как новым методом толкования профилей побуждений.

Не отрицая методы толкования, данные Л. Зонди, «семан­тический ключ» оказался более эффективным в случаях, ког­да полноценное 10-кратное тестирование невозможно. Напри­мер, при  проведении  судебно-психиатрических экспертиз, семейно‑брачного консультирования и т.д., когда удается про­тестировать один, максимум три раза.

 

Пример использования «семантического ключа»

 

В качестве примера проанализируем реальный случай. Де­сятилетняя девочка, попав в новую школу, оказалась в числе «отвергаемых», стала проявлять немотивированную агрессию. Родители обратились за консультацией. Диагностика тестом Зонди дала результаты, представленные в таблице и на рис. 2.

 

Анализ случая

Мы наблюдаем гипертрофированное эгоцентричное стремление быть любимой (+!h) другими (преобладание экстравертных тенденций), для удовлетворения которого она ничего не предпринимает, но мазохиcтично страдает (s). Контакты девочки блокированы (С 0 0).

Проблема «края» исключительно женственна (все тенден­ции «края» имеют Moll-характер, усиленный количественным напряжением тенденций – два «!»). «Середина» же представле­на в основном мужскими тенденциями, к тому же социаль­но негативными. Попытки решить ситуацию, направляемые ими, будут заведо­мо неадекватными, асоциальными. Энергия направляется на изменение окружающей среды (в «середине» преобладает экстравертность тенденций), без попыток измениться самой.

 

  

Рис. 2. Использование «семантического ключа» как метода толкования

результата тестирования тестом Зонди.

 

Вероятны эпизодические прорывы на передний край заднеплановой агрессии (+!s) и каинистической обиды (–е), направ­ленные против одноклассников. Приступы агрессии сменяют­ся приступами раскаяния () с мазохиcтичной агрессией, направ­ленной против себя (!s). Девочка аутична, оторванная от ре­альности (Sch + –!, т.е. аутичное Я), с доминированием про­шлого над будущим (количественно тенденции левой полови­ны «ключа» преобладают над тенденциями правой половины).

Обсуждение психотерапии

Основной удар необходимо направить против интроецированной картины (ментального аргумента), служащей причи­ной субъективной переоценки «любви других». Последнюю не­обходимо на время обесценить.

В то же время необходимо усилить женское начало правя­щей «середины», чтобы девочка свою проблему «края» реша­ла  адекватными ей женскими средствами своей «середины».

Попутно надо помочь девочке в установлении любых вза­имоотношений с одноклассни‑ ками, чтобы пробить брешь в блокаде контактов.

Это наиболее возможно, если использовать покровитель­ство учительницы, которого девочка жаждет (–!р). Разрушив с помощью учительницы изолирующие девочку барьеры, мы дадим возможность разрядки опасно гипертрофированной энер­гии фактора h на ком-то из одноклассников.

*    *    *

Безусловно, работающий с тестом Зонди должен тщатель­нейшим образом изучить «Учебник экспериментальной диаг­ностики побуждений» Л. Зонди, который вышел в свет на рус­ском языке в 1999 г. в переводе и под редакцией автора данной статьи. Учеб­ник состоит из трех томов. В первом томе – текстовая часть, во втором – тест-аппарат и бланки протокола тестирования, в третьем – линнеевские таблицы. Книгу и тестовые фотопортреты можно заказать у автора статьи по E-mail:  Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. .

РЕЗЮМЕ

Статья содержит новую идею графической интерпретации результатов теста Зонди, позволяющей одновременно увидеть «на сцене» все «действующие лица» системы побуждений клиен­та в их специфичности.

Статья представляет интерес для психологов, психотерапев­тов, профконсупьтантов и самого широкого круга читателей.

 

Vladimir V. DJOS

«Semantic clue» to Szondi-test

The article deals with new idea of graphic interpretation of Szondi-test results, allowing to simultaneously see at the «scene» all the «actors» of client’s motive system.

The article is interesting for specialists, psychotherapeutists, occupational guides etc.

ЛИТЕРАТУРА

Szondi L. Schicksalsanalyse. Basel: Schwabe & Co. 1965.

Szondi L. Lehrbuch der experimentellen Triebdiagnostik. Bern: Huber (3. Aufl.), 1972.

Szondi L. Triebpathologie. Bern: Huber, 1952.

Szondi L. Ich-Analyse. Triebpathologie II. Bern: Huber, 1956.

Szondi L, Schicksalsanalytische Therapie. Bern: Huber, 1963.

2020  РУССКОЕ СУДЬБОАНАЛИТИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО   http://psyho.su/